Cтрах в законе

 

Нормативное творчество Госдумы стремится к тому, чтобы любую деятельность граждан можно было истолковать как преступную

Год назад общественность возмущалась сокращением срока полномочий Госдумы 6-го созыва и переносом выборов с декабря на сентябрь 2016-го. Как показала жизнь, нет худа без добра: судя по ударному принятию на прошлой неделе «пакета Яровой», еще неизвестно, какие бы новые сюрпризы гражданам преподнесли пока формально действующие депутаты, будь у них в запасе еще три месяца.

Год назад общественность возмущалась сокращением срока полномочий Госдумы 6-го созыва и переносом выборов с декабря на сентябрь 2016-го. Как показала жизнь, нет худа без добра: судя по ударному принятию на прошлой неделе «пакета Яровой», еще неизвестно, какие бы новые сюрпризы гражданам преподнесли пока формально действующие депутаты, будь у них в запасе еще три месяца.

Под занавес сессии парламентское большинство из «Единой России» и примкнувшие к ним эсеры приняли резонансные «антитеррористические» поправки за авторством депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова. Разумеется, к реальной борьбе с терроризмом предложенные ими инициативы имеют такое же отношение, как и отмена губернаторских выборов в 2004 году после трагедии в Беслане. Скорее это очередное наступление на права россиян – одобренные законопроекты можно без преувеличения назвать кровожадными и оставляющими огромное поле для произвола силовиков. Очевидно, впрочем, что причина их принятия – не в садистских наклонностях депутатов: впереди выборы, и власти боятся новых протестов, как 5 лет назад. Плюс кризис – а вдруг полыхнут голодные бунты? Или кто-то захочет объединить недовольных? Надо к этому заранее подготовиться. Поэтому в «антитеррористическом пакете» немалая часть посвящена отнюдь не террористам, а тем, кто выражает недовольство внутри страны.

Первое, что нужно отметить, – это увеличение сроков за экстремизм, в том числе и в Интернете. Неспециалисты часто ставят знак равенства между террористом и экстремистом. Последний в их воображении рисуется бородатым головорезом с автоматом наперевес. На деле больше шансов оказаться «экстремистом» в России имеет студент-отличник в очках, допустивший неосторожное инакомыслие в Сети. Или диванный националист, балующийся стишками и карикатурами.

Как показало проведенное Центром экономических и политических реформ исследование, антиэкстремистское законодательство позволяет трактовать понятие экстремизма очень широко. В результате под него можно подвести не только собственно деяния по мотивам ненависти и вражды, но и несогласие с действующим политическим курсом, официальной религией, высказывания в пользу Украины и т.д. А иногда и вовсе безобидные действия. Ниже — несколько примеров уголовных дел по печально известным 280-м статьям Уголовного кодекса.

В 2015 году против студента из Омска было возбуждено дело по ст. 282 УК РФ за критический пост о «православных активистах», повлиявших на отмену концерта Мэрилина Мэнсона в городе. В сентябре 2015 года чувашский активист Дмитрий Семенов был приговорен к штрафу за то, что еще в январе 2014 года поделился на своей странице во ВКонтакте интервью Матвея Ганапольского. Претензии со стороны обвинения вызваны тем, что к статье автоматически подгрузилось изображение Д.Медведева в папахе с нелицеприятной надписью.

В ноябре 2015 года в Петрозаводске был осужден местный депутат Владимир Заваркин. Поводом стало его выступление на митинге за отставку главы Карелии, где он, по словам прокурора, заявил: «…если нас не слышит Российская Федерация, проведем референдум, думаю. Не нужна Карелия России – давайте отсоединимся, это самое верное будет». Ролик с выступлением депутата попал в Интернет. А в Череповце уже в текущем году приговорили к 1,5 года активиста, который разместил в Сети две картинки, «возбуждающие ненависть к сотрудникам правоохранительных органов».

Количество людей, приговоренных к штрафам, условным и реальным срокам, и без того росло с каждым годом. С принятием «поправок Яровой» отправляться за решетку вольнодумцы будут чаще и на более длительные сроки. Так, у ст. 282 УК появится нижний порог наказания в виде двух лет тюремного заключения (сейчас нижнего порога нет), а верхний – вырастет. Ну чем не преждевременно забытая 58-я статья, каравшая за антисоветскую деятельность? Примечательно, что за «реинкарнацию» репрессий проголосовали в Госдуме вовсе не коммунисты, а единороссы и справороссы, которых, видимо, в сталинских временах привлекает не индустриализация, а всеобщая атмосфера страха и полное отсутствие несанкционированной публичной активности.

Приравняли законодатели и «публичные призывы к террористической деятельности или оправдание терроризма» в Интернете к аналогичным действиям в СМИ (ст. 205.2 УК). За нарушение этой статьи предлагается наказывать штрафом от 300 тыс. до 1 млн руб. или тюрьмой до семи лет. Что считать «оправданием» — не ясно, статья размыта и создает простор для злоупотреблений. Неконкретность формулировок вообще является одним из бичей российского законодательства. Как известно, у нас при желании под мошенничество можно подвести вполне легальную предпринимательскую деятельность, а под уголовное хулиганство – незначительные нарушения во время публичных мероприятий.

Фактически нормативное творчество Госдумы стремится к тому, чтобы любую деятельность граждан при желании можно было истолковать как преступную. Шаг влево или вправо – «двушечка», стоишь на месте – штраф. В массовое сознание внедряется страх, что должно, по задумке, привести к тотальной самоцензуре. Плюсуем сюда и привитие культуры стукачества. Благодаря бывшему прокурору Яровой в УК вернулась статья о недоносительстве. За «несообщение о преступлении» будут сажать на срок до одного года или штрафовать.

Эта норма рискует стать подмогой в деле набора правоохранителями лишних «палок». Посадили одного антигосударственного преступника – можно сразу арестовывать с десяток его друзей и виртуальных френдов. Видели его крамольные статьи или стишки? Почему не проявили бдительность? И не надо «полиции мысли» сидеть мониторить Интернет — добросовестные граждане сами сдадут им контру.

К тому же и выявить круг общения теперь не составит труда, Госдума предусмотрела и это. «Пакет Яровой» ужесточает контроль за перепиской в Интернете. Операторов связи обязали в течение полугода хранить содержание сообщений пользователей, а также предоставлять компетентным органам средства для декодирования зашифрованной переписки. Неисполнение влечет наложение штрафа на юрлиц от 800 тысяч до миллиона рублей.

И не беда, что данная норма создает угрозу частной жизни граждан и бизнесу. Операторы связи оценили ущерб от законопроекта о хранении данных сотовых абонентов и пользователей Сети в миллиарды рублей.

Скажутся поправки и на работе «Почты России»: эта и другие компании должны будут проверять посылки, чтобы в них не было ничего запрещенного. Многие люди даже не подозревают, что заказывают в интернет-магазинах или пересылают друг другу «запрещенку». Уже сегодня зафиксированы многие случаи привлечения за невинное приобретение авторучки со скрытой камерой или даже радионяни. Все это считается шпионским оборудованием и тоже в рамках борьбы с терроризмом находится под запретом. Теперь следует ожидать роста и подобных уголовных дел.

Кто еще не понял, тот после принятия закона должен понять, что в любой момент его посылки будут вскрыты, а разговоры тщательно изучены органами. В общем, как пел называемый некоторыми единороссами агентом ЦРУ лидер группы «Кино» Виктор Цой: «Следи за собой, будь осторожен!».

Не забыли депутаты и про наше подрастающее поколение. Тут вспоминается другая песня, а именно про малолетку, которого ждет «небо в клетку». Но теперь уже далеко не только «за таблетку». Для некоторых преступлений в России установлена уголовная ответственность с 14 лет, а «пакет Яровой» увеличивает список таких преступлений с 22 до 32. Среди прочего 14-летних будут судить за «участие в массовых беспорядках» (читай – за приход на митинг оппозиции), но главное – за все то же недоносительство. Видимо, придется ввести в школах специальный предмет «Основы бдительности», чтобы научить подростков распознавать врага: «А пуговка не наша, не с нашего кармана…». И учредить медаль имени Павлика Морозова.

Получается, тех, кто не готов строчить доносы (а может, даже и не знал, что должен это делать?) или же оступился и действительно по глупости оказался в компании экстремистов, будут осуждать с раннего возраста. Человек только начал жизненный путь, мог по молодости ошибиться, но на него тут же кувалдой обрушивается правосудие. Ломая судьбы, не оставляя шансов на последующую социализацию.

В целом очередное ужесточение уголовного права искажает саму его суть. Принятые законы направлены по сути не на перевоспитание или исправление, а на исключение людей из социума. Их авторы, судя по всему, исходят из заведомой порочности человека нелояльного, нонконформиста, оппозиционера. Этот подход можно смело назвать репрессивным и ксенофобским, такую же, в сущности, природу имела и «классовая борьба» в 30-е годы, ставшая оправданием террора. Вот где настоящее возбуждение в обществе ненависти и вражды – оно в законах, а не в перепостах в Сети!

Поколение разобщенных, социально деформированных людей – что оно создаст, что построит? Конечно, «законы Яровой» будут рано или поздно отменены каким-нибудь из следующих созывов парламента, в котором большинство будет не у «Единой России» и вообще не у «партии власти» («а возможно ли это? – спросит читатель. – Ведь уже выросло почти целое поколение тех, кто никогда не жил не при Путине и не при «Единой России»…). Так или иначе, время – отец истины. Но если бумажные нормы можно поправить за один день, то на перестройку людей уходит куда больше времени. И сейчас всем нам архиважно не дать себе заразиться вирусом страха, боязни свободно излагать мысли и идти туда, куда хочется идти. Чем больше останется в стране морально не искалеченных граждан, тем быстрее пройдет процесс лечения всего государства.

 

Автор: Николай Миронов

Источник: Московский Комсомолец

In this article