Круглый стол об итогах выборов: «Единая Россия» переборщила с результатом?

 

21 сентября состоялось очередное заседание политклуба на площадке «Росбалта». В этот раз мероприятие было посвящено теме «Станет ли новая Госдума местом для дискуссий?».

В обсуждении приняли участие директор Центра Восточноевропейских исследований Андрей Окара, руководитель «Политической экспертной группы» Константин Калачев, журналист и  политолог Виталий Камышев и руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов. Модератором дискуссии выступил Александр Желенин.

Участники встречи обсудили следующие вопросы:

— Каковы общие итоги выборов в Госдуму, учитывая то место, которое законодательная власть занимает в политической системе современной России?
— Стоило ли переносить парламентские выборы с декабря на сентябрь, и в чью пользу сработал этот перенос?
— Была ли власть заинтересована в высокой явке? Как уровень интереса граждан к выборам в итоге повлиял на их результаты?
— Каким будет лицо новой Госдумы? Что можно сказать о персональном составе депутатского корпуса?
— Продолжит ли Госдума курс предыдущего созыва на увеличение числа запретов и усиление репрессивного законодательства?
— Какую роль избранный парламент может сыграть в президентской избирательной кампании 2018 года?

Руководитель ЦЭПР Николай Миронов предложил свое объяснение слабости оппозиции:

«Никто не оспаривает слабость оппозиционных партий. Но если посмотреть шире, мы не можем сравнивать «Единую Россию» и эти партии в абсолютно равной системе координат. «Единая Россия» имеет заведомо более сильные позиции, потому что она располагает далеко не только своими ресурсами как ресурсами политической партии. Она располагает всем государственным аппаратом, всей государственной машиной; она собственно является ее частью и инструментом.

Это сказывается на других партиях: система сжимает, сдавливает все остальные партии, и это, в свою очередь, сказывается и на человеческом факторе. Партии постоянно существуют под озвученные или не озвученные угрозы своему существованию – существованию самих партий, их спонсоров, их людей; под постоянным вымыванием кадров этих партий. Постоянно велась работа, которая имела целью привести партии в то состояние, в котором они сейчас оказались, и эта работа оказалась успешной. Люди, которые изначально, вероятно, не были очень сильны, не были великими политиками, именно этой системой в итоге были превращены в то, чем они стали сейчас. И это произошло не только с партийными лидерами.

Понятное дело, что это претензия и к самим людям, которые не оказались героями. Но плоха та демократическая система – пускай даже демократия имитационная – в которой нужно быть героем, для того чтобы достичь какого-то результата. Единороссу и не надо быть героем, а вот условному коммунисту, эсеру, яблочнику, парнасовцу, просто честному человеку в политике – ему нужно быть героем. И в этом смысле претензии к оппозиции логичны, но бесплодны. Хорошо, когда находятся герои, великие люди – именно тогда меняется вся система. Но в данном случае таких людей пока на поверхности нет, и мы это и видим».

%d1%80%d0%be%d1%81%d0%b1%d0%b0%d0%bb%d1%82_21-09

Николай Миронов отметил, что проблема российского парламента не в том, что в нем нет дискуссий, а в том, что внутренние дискуссии ни на что не влияют:

«Дискуссии в Думе на самом деле были и есть. Там идет вполне себе сильная идейная борьба между разными силами, депутатами от разных партий, которые высказывают свою точку зрения. Там есть люди, у которых есть реальные идеи и которые стремятся эти идеи воплотить в жизнь. Причем есть и концептуальные предложения – новые программы, варианты нового курса. Другое дело, что все эти идеи остаются внутри Государственной Думы, они никуда не уходят дальше.

Например, тот или иной депутат вносит закон, допустим хороший закон. На пленарном заседании депутату дают слово, после чего закон отклоняется. Либо закон вообще не выносится на пленарное заседание очень долгое время. Если идея окажется подходящей, то «Единая Россия» может внести свой собственный закон ровно такого же содержания. Такие случаи уже бывали.

То есть Госдума – это законодательный орган, который является местом для дискуссий. Но эти дискуссии не имеют никакого результата».

Также он подчеркнул, что сам по себе факт наличия теперь у «Единой России» конституционного большинства не сильно изменил ситуацию:

«На выборах не произошло ничего судьбоносного для Государственной Думы. Основные законы – прежде всего, закон о бюджете – принимаются простым большинством, для которого достаточно 226 голосов. При этом фракция ЛДПР, как правило, голосует так же, как «Единая Россия», когда это необходимо. Конституционное большинство у «Единой России» было с 2007 по 2011 годы, с 2011 по 2016 годы оно обеспечивалось за счет ЛДПР. Сейчас конституционное большинство снова обеспечивается силами «Единой России», и в этом плане парламент нисколько не изменился, он будет таким же, каким он был.

У Госдумы сохраняются полномочия – например, в бюджетной сфере. Парламент может многое сделать, чтобы в стране изменился политический и экономический курс. Но в нем затем и существует «Единая Россия», чтобы парламент этого не делал. А остальные партии могут выполнять свою роль оппозиции только в виде внутренних дискуссий».

Наконец, Николай Миронов предположил, что результат «Единой России» может обернуться для нее проблемами:

««Единая Россия» и ее технологи переборщили с результатом, никто не ожидал, что он будет именно таким. Ведь чем больше оппозиции в парламенте в пределах меньшинства, тем лучше для системы – всегда можно имитировать дискуссию, на кого-то свалить вину, найти врага, иными словами, с кем-то разделить ответственность. Однако теперь Госдума – это собственно «Единая Россия», а «Единая Россия» – это и Правительство, которое, в свою очередь, несет ответственность за цены, проблемы в здравоохранении, ЖКХ и т.д. Теперь на Госдуме и «Единой России» огромная ответственность. В этой ситуации есть риск, что скажется кризис, и это поставит под удар следующие выборы.

В этом плане «Единая Россия» больше проиграла, чем получила: большинство в парламенте у нее и так было, в дополнительном госфинансировании она не нуждается, поскольку у нее совершенно другие источники финансирования. Так что в этом смысле это не самый удачный результат.

Произошло это во многом и из-за системы одномандатных округов, которая на этих выборах оказалась абсолютно не проходимой для оппозиции, и из-за применения административного ресурса в большей мере, чем того требовалось, и из-за того, что «пересушили» явку. Все это увеличило представительство «Единой России», причем больше, чем это было нужно самой «Единой России». И дальше начнутся проблемы, встанет вопрос об ответственности. Кому-то нужно решать проблемы, стоящие перед страной. Врач нужен, вот врача выбрали, а если врач не справляется? Значит возникнет вопрос о новом враче».

Виталий Камышев также отметил возможные риски для «Единой России»:

««Единая Россия» – это единственная реальная партия, партия правящего класса. Некий синтез: силовики, чиновники, номенклатура, – все это трансформировалось в правящий класс. […] Получается, что «Единая Россия» – это единственная реальная партия, отсюда вытекает все. Но такие партии очень часто плохо заканчивают. Здесь возникает риск, который трудно просчитать».

%d0%ba%d0%b0%d0%bc%d1%8b%d1%88%d0%b5%d0%b2

Константин Калачев, напротив, полагает, что «Единая Россия» не приобрела после выборов в новом парламенте никаких рисков:

«Для «Единой России» в новой Думе рисков никаких. И лидер коммунистов, и лидер либеральных демократов, и лидер «эсеров» – вменяемые и управляемые. Реальная оппозиция может возникнуть вне парламента».

%d0%ba%d0%b0%d0%bb%d0%b0%d1%87%d0%b5%d0%b2

Андрей Окара считает, что повлияет результат «Единой России» и на качество законотворческой деятельности новой Думы:

«Это [люди, прошедшие в Госдуму] во многом люди, которые сделали себя сами. Им надо как-то утверждаться. Они будут пытаться работать на Кремль и предлагать какие-то законопроекты с расчетом на то, чтобы ему понравиться. Между ними возникнет конкуренция: борцов за правильную историю, «законопроектов Димы Яковлева» будет гораздо больше».

%d0%be%d0%ba%d0%b0%d1%80%d0%b0

 

Публикации в СМИ:

Росбалт

 

In this article