Доклад ЦЭПР. КПРФ на развилке: чтобы победить – нужно меняться

 

Президентская кампания в очередной раз подтвердила устойчивость полуторапартийной системы в стране. Действующая власть, в качестве партии использующая площадку «Единой России» (хотя на выборах 2018 года В.В. Путин шел самовыдвиженцем), представляет собой единственный реальный центр силы, в то время как все остальные игроки политической системы, не исключая и КПРФ, находятся на периферии.

При этом в рамках действующей системы эти игроки ни по отдельности, ни вместе не способны оказывать влияние на принятие решений. КПРФ в этом плане не является исключением, хотя и отличается от других партий организационным, идеологическим потенциалом и масштабом охвата регионов.

Конечно, во многом это связано с многолетним административным воздействием на политическую систему. Однако, на наш взгляд, оппозиция и прежде всего КПРФ могла бы гораздо более успешно, чем сейчас, противостоять этому воздействию и оказывать влияние на общественное мнение и политику власти.

Цель настоящего доклада – проанализировать причины (помимо административных), по которым кандидат от КПРФ на президентских выборах получил невысокий результат, и инициировать дискуссию о политическом будущем партии как системного левоцентристского политического проекта, востребованного в современной России.

За КПРФ в последние годы прочно закрепился статус «второй партии». Однако реально речь идет всего лишь о способности партии регулярно получать второе по числу голосов место на выборах, причем почти во всех случаях со значительным отрывом от первого места.

Именно этот огромный разрыв между результатами КПРФ и результатами кандидатов от власти (ср.: результат КПРФ на выборах депутатов ГосДумы 2016 года по единому округу – 13,34%, «Единой России» – 54,2%; результат П.Н. Грудинина на выборах Президента РФ 2018 года – 11,77%, В.В. Путина – 76,69%) приводит к тому, что власть все меньше считает для себя нужным договариваться с КПРФ и допускать усиление ее политического влияния.

Да, указанные результаты могут быть оспорены с точки зрения их достоверности из-за применения административного ресурса, однако даже если добавить к ним 5% или 10%, это не так уж существенно изменит положение. Партия все равно не добирает поддержку, которую, на наш взгляд, могла бы иметь.

Так, было бы у П.Н.Грудинина, например, не 11,77%, а 17% или даже 20%, насколько принципиально это изменило бы политическую систему? Лично ему это дало бы шансы дальнейшего развития как политика, но КПРФ, как партия, все равно осталась бы далека от заветного большинства. И разница между условными 20% и 50% голосов – качественная и труднопреодолимая. Судя по тому, что партия не может в последние годы преодолеть этот барьер, используемые методы и средства привлечения избирателей не являются эффективными.

Нужно отметить, что в 1990-е годы КПРФ представляла собой именно такого общенародного игрока – способного бросить власти серьезный вызов. Однако в последние 20 лет КПРФ не смогла навязать власти нужные ей правила, и это создало риск закрепления ее в качестве нишевой партии на левом фланге с ограниченным ядром сторонников.

В связи с этим, помимо констатации негативных проявлений административного ресурса, партии необходимо проделать работу над ошибками и понять внутренние причины, по которым она оказалась в нынешнем своем положении, и наметить стратегию на будущее.

При этом нынешнее положение КПРФ абсолютно не соответствует ее потенциалу и не решает важнейшую сейчас задачу формирования сильного левоцентристского партийного проекта, способного защищать социальные права граждан и социальную справедливость и представляя, таким образом, интересы более чем половины населения России, живущего в бедности. Отсутствие в стране, в которой разрыв между богатыми и бедными значительно превышает цивилизованные стандарты, сильной левой партии является нонсенсом.

В докладе рассмотрены причины такого положения КПРФ и даны рекомендации для реализации ее потенциала.

С докладом можно подробно ознакомиться здесь.

Файлы

In this article